ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости


^ ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ

ЖИЗНЬ — ТВОРЧЕСТВО

Даосская утопия*

Далеко-далеко на юге, в королевстве Юэ, есть местечко, которое зовется уделом Несокрушимой силы. Люди там неучены и безыскусны, не задумываются о собственной корысти и не имеют ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости много желаний. Они могут трудиться, но не могут сберегать изготовленное, дают — и ничего не требуют взамен, не знают, к чему приложить «справедливость», не ведают, как распорядиться «приличиями». Беззаботные, невразумительные — бродят, как им вздумается, по бескрайнему ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости простору. Жизнью собственной услаждаются, по погибели остаются без погребения.

Ученый этот, откуда он — не знаю, и как фамилия и имя его ученое — не знаю также я. У дома было 5 деревьев ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости ветлы, я он от их прозванье получил. Он был беззаботен и тихо величественен. Он не достаточно гласил. Он не стремился к славе и наживе. Обожал читать, но не находил с усердием ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости лишних глубочайших разъяснений ко всему. И всякий раз, как появлялась у него мысль и пониманье чего-нибудь, он приходил в экстаз и забывал обед. Обожал вино всем сердечком, всем нутром. Семья была бедна ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости, он не всегда вино мог доставать.


^ Тао Юаньмин Жизнь ученого «пяти ив» * *

Тао Юаньмин (365—427) — узнаваемый поэт и литератор.

Родные и древние друзья — все знали о таковой его природе, от времени до времени ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости, бывало, ему вина поставят, пригласят. А он придет к ним, станет пить, все выпьет до конца, стараясь непременно напиться. Когда ж напьется опьянен, отходит от стола, и в сердечко не заботы ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости никакой, остаться ли ему иль уходить. Забор его жилища был ветох и убог, не закрывал от ветра и от солнца. Одет он был в маленькую рубашку в заплатках и узлах. В плетенке, в ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости тыквине бывало пустовато, но он был индифферентен и не горевал. Он нередко придумывал в древнем стиле ряд вещей, в каких очень бы желал всем показать, к чему лежит его душа, и забывал задуматься над ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости тем, успешно вышло либо нет. Вот с этим настроением в душе он прожил до конца всю жизнь. Хвалебное слово ему говорит: «Цянь Лоу (1) изрек: „не ныть, не тужить, когда ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости ты беден и неизвестен; не суетиться, не шуметь, когда ты знатен и богат". Вот тот, кто эти слова Цянь Лоу развил до самых последних пределов, был человек такового типа! Хмелея за чаркой вина, петь ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости и слагать стихи, и в этом отыскивать удовлетворенность! Кто ж этот человек, каких времен? Времен ли он монарха У Хуай? Времен ли он монарха Гэ Тяньши?» (2)

  1. Цянь Лоу — старый мудрец, прославившийся ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости своим бескорыстием.

  2. У Хуай и Гэ Тяньши — знаменитые правители древности, герои китайского «золотого века».


^ Цзун Бин Предуведомление к изображению гор и вод *

Цзун Бин (разум. в 443 г.) — философ и живописец, живший при династии Южная ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости Сун. Его «Предуведомление...» — одно из первых в Китае сочинений, посвященных теории живописи.

Опытные, вмещая в себя Дао, отзывались вещам; достойные, в чистоте лелея дух, внимали образам. Что все-таки до гор ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости и вод, то они, будучи вещественными, увлекают к духовному. Опытные поверяли дух собственный Дао, а достойные вникали в него. Горы и воды в формах собственных обнажают дао, а человечные радовались ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости им. Это ли не утонченно?

Правду, утерянную во времена седоватый древности, можно в помыслах понять даже через тыщу поколений. И если утонченнейшую мудрость, пребывающую вне слов и образов, можно сердечком понять из книжек, то тем ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости паче можно формой передать форму, а цветом — цвет из того, что лично пережито и завлекло когда-то взгляд.

Когда рассматриваешь пейзажи, неудовольствие доставляет неискусное проигрывание натуры, а не то, что в ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости малых размерах точно передается огромное, — ведь это полностью естественно. Только так и можно на одном свитке воссоздать красы гор Сун и Хуа, божественную силу Заветной Женственности. Что приятно взгляду и отзывается сердечку — вот ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости правда. Если изобразить это умело, то картина тоже будет мила взгляду и откликнется сердечку. Когда картина так повлияет на дух, то дух все затмит, и правда будет постигнута. Даже если ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости вернуться в глухие горные ущелья — что добавит это к уже испытанному? К тому же дух, на самом деле, не имеет пределов, заполняет все формы и побуждает все вещи, а правда заходит в тень и ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости след. Умело изобразить мир — означает поистине исчерпать их — и то и это.

И вот в праздности я живу и вверяю актуальные силы высшей правде; то возьму в руку чашу с вином, то ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости прикоснусь к певчему циню иль погружусь в созерцание развернутого свитка. Не покидая собственного сидения, достигаю пределов мира; не изменяя велению Небес, в одиночестве внимаю пустынной шири. Суровые пики, устремленные в незримую высь ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости, заоблачные леса, тающие в туманной дымке, — опытные и достойные мужи видели их в издавна ушедшие времена. И божественные их думы засвидетельствованы всеми видами. Что все-таки я могу еще ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости сделать? Не неволить дух, и только. Когда ж дух приволен, кто может стоять до этого тебя?


^ Чжан Яньюань О живописи *

Чжан Яньюань (815—875) — наикрупнейший ранешний теоретик живописи в Китае. Публикуемые тут куски взяты из ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости его сочинения «Лидай минхуа цзи» («Записки о именитых художниках различных эпох») -

В старину Се Хэ (1) гласил, что в живописи есть 6 законов: 1-ый — живое движение в созвучии энергий; 2-ой — точное письмо кистью; 3-ий — живописание ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости образов соответственно предметам; 4-ый — наложение цветов согласно родам вещей; 5-ый — размещение предметов согласно общему плану; 6-ой — передача образцов средством письма.

1) Се Хэ (V в.) — один из первых в Китае критиков живописи ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости; сформулированные им «шесть законов живописи» стали основой традиционной эстетики красочного произведения в Китае.

С стародавних времен немногие живописцы смогли понять все 6 законов. Я, Яньюань, попробую объяснить их.

До этого некие живописцы ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости смогли очень правдоподобно изображать разные предметы, но суть живописи следует находить за пределами наружного подобия. Эту правду тяжело разъяснить обычным людям. В картинах нашего времени предметы могут быть переданы правильно, но в их нет ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости созвучия энергий. Если же стараться показать в картине созвучие энергий, то и наружное правдоподобие предметов будет достигнуто само собой.

Изображение вещей просит четкой передачи форм, а форма вещи полностью находится ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости в зависимости от ее строения. Строение же вещи и ее вид проистекают из внутренней определенности плана и выявляются кистью. Вот почему все опытные живописцы были умелы и в каллиграфии.

Гу Кайчжи (2) гласил, что сложнее ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости всего отрисовывать людей; потом следуют пейзажи, а за ними — собаки и лошадки. Террасы, павильоны и всякие неживые предметы изображать всего легче. Вот опытные слова! Что все-таки касается божеств и людей, то изображения ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости их можно счесть совершенными, только если в их виде претворена живость движений. Если же в их не будет созвучия энергий, то все тонкости их изображений окажутся никчемными.

^ 2) Гу Кайчжи — именитый живописец, живший ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости в IVв.

И если они выписаны бессильной, вялой кистью, то даже самые тонкие краски не посодействуют художнику. Работу живописца уже никто не сочтет замечательной. Вот почему Хань-цзы произнес: «Собак и лошадок ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости отрисовывать тяжело, а духов — просто. Собаки и лошадки отлично известны всем, у духов вид необыкновенный и неведомый». В этих словах выражена глубочайшая правда.

В наши деньки живописцы соединяют свои ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости кисти и свою тушь с пылью, а краски с грязюкой. Разве можно именовать их мазню живописью? С стародавних времен не бывало добротных живописцев, которые не занимали бы высочайший пост по службе либо не ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости могли быть возвышенными людьми, жившими в уединении. Слава их гремела по всему свету. Воистину, людям низким и презренным вовек не достигнуть того, что удалось им!

Силы Инь и Ян порождают все сущее, и так ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости творится порядок для все тьмы явлений мироздания. Заветные перевоплощения действуют там, где «забываются слова», и работа духа свершается в Одиночестве. Травки и деревья пышно зацветают, не нуждаясь в киновари ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости и купоросе. Сероватые тучи брызжут снегом, не требуя свинца и пудры. Горы покрываются свежайшей растительностью без зеленоватой краски. Ветер кружит в небе разноцветные облака, не пользуясь гаммой живописца. Живописец и сам может передать все ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости цвета при помощи одной только темной туши. А может быть это поэтому, что в нем вполне созрел план картины. Если же план будет выражаться исключительно в красках, формы вещей будут нежизнены.

В ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости живописи следует в особенности осторожно обращаться с цветом, кропотливо продумывать подбор красок и аккуратненько наносить их на шелк, не выдавая секрета собственного мастерства. Не надо грустить из-за того, что ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости изображение осталось незаконченным. Быстрее, необходимо грустить из-за того, что оно оказалось законченным. Если устремления живописца уже можно осознать, зачем придавать картине законченность? Но если план живописца осознать нельзя, то и картина остается незавершенной.

Из ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости огромного количества картин древних мастеров, которые мне довелось узреть, только портреты старых мудрецов, выполненные Гу Кайчжи, воплощают утонченную правду. На их можно глядеть без утомились деньки напролет. Сосредоточив собственный дух и отдавшись ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости возвышенным думам, вдруг постигаешь глубочайшую правду бытия. Забывается и картина, и собственное «я», уходит прочь тело и теряется познание. «Тело становится, как высохшее дерево, а сердечко — как остывший пепел» (3).

  1. ^ Тут цитируется формула ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости Чжуан-цзы, ставшая в даосской традиции обозначением высшего медитативного состояния.



Го Си. Возвышенный смысл лесов и потоков *

Го Си — узнаваемый живописец XI в., работал в императорской-академии живописи

Отчего великодушный ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости супруг любит горы и воды? Неповторимая простота бугров и рощ — его неизменная обитель. Журчанье ручья посреди камешков — его неизменная удовлетворенность. Рыболовы, дровосеки и отшельники — его неизменные собеседники. Парящие гуси и кричащие мортышки — его неизменные ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости спутники. Кандалы и оковы света — вот что стесняет наш дух. Пасмурные дымки и святые люди — вот о чем грезят и что не могут видеть люди.

Но же для того, чтоб жить в покое ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости и процветании, делать собственный долг перед сударем и родичами, улучшать себя, поступать сообразно приличиям высоконравственный супруг совсем не должен покидать сей мир. Ему довольно владеть плюсами старцев Хуана и Ци (1).

1) Старцы Хань ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости Ци — даосские отшельники, жившие в III в. до н. э.

Виды лесов и потоков, картины туманных далей нередко открываются нам вроде бы во сне; глаза и уши наши их не воспринимают. Но ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости под рукою качественного мастера они вновь возникают пред нами. Тогда и, не выходя из дома, мы можем перенестись в глухие ущелья, услышать клики обезьян и галдеж птиц, узреть залитые светом ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости горы и искрящиеся бликами потоки. Разве не доставит нам удовлетворенность сие зрелище? Разве не тронет оно наше сердечко? Вот почему в свете так ценят искусство живописи. Отнестись к нему легкомысленно — означает помутить собственный ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости духовный взгляд и загрязнить незапятнанные порывы души.

Те, кто серьезно толкуют о живописи, молвят так: есть горы и воды, через которые можно пройти; есть такие, на которые можно глядеть; есть такие ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости, где можно гулять, и есть такие, где можно поселиться. Такую картину можно именовать поистине расчудесной.

Тот, кто обучается отрисовывать тростник, берет побег бамбука и, когда в лунную ночь тень побега отразится на ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости стенке, взгляду явится настоящий вид бамбука. Может ли поступить по другому тот, кто обучается отрисовывать горы и воды? Он обхватывает мысленным взглядом горы и потоки, тогда и смысл пейзажа проявляется воочию.

На реки ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости и равнины реального пейзажа нужно глядеть издалече для того, чтоб выявить их состояние, и на их нужно глядеть поблизости для того, чтоб выявить их характеристики. Облака в четыре времени года различные: весной они ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости тающие, веселые, летом густые, пышноватые, осенью редчайшие, тонкие, зимой черные, мертвенные. Рисуя, смотри на эти величавые явления, но не создавай застывших форм. Тогда вид туч будет живым.

Дымки и ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости испарения реального пейзажа в четыре времени неодинаковы. Весной горы прозрачные, тающие и как будто улыбающиеся. Летом горы лазорево-бирюзовые и как будто точащие слезы-потоки. Осенью горы светлые, незапятнанные и как будто приукрашенные ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости, зимой горы невеселые, тихие и как будто спящие. Рисуя горы, открывай их величавый смысл, тогда дымки и туманы будут подлинными.

Ветер и дождик реального пейзажа можно рассматривать, если рассматривать их издалече, а поблизости ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости — это игра, и нереально изучить контуры их перепутанных, необузданных подъемов и спадов. Свет и тень реального пейзажа можно постигнуть стопроцентно, если глядеть на их издалече, а поблизости — это малозначащие пятна ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости, и нереально окутать глазом следы светлого и темного, укрытого и видимого. Люди и предметы служат знаком дорог, вышки и строения в горах — знаком возвышенного, особого. Открытый и сокрытый вид лесов в горах ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости предусмотрены быть границей далекого и близкого, прерывающийся и непрерывный вид потоков и долин — разделом маленького и глубочайшего. Брод, переправы, мосты и мостики через воды служат для изображения полноты дел людей, рыбачьи лодки ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости и рыболовные принадлежности — для изображения полноты целей людей.

Большая гора величественно-грандиозна, она владыка огромного количества гор, потому, когда располагают в порядке верхушки, бугры, леса, пропасти, то большая гора посреди их — это государь ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости далеких и ближних, огромных и малых гор. Ее образ подобен величавому сударю; он лучезарен и обращен к солнцу, и сотки удельных князей покорливо идут ко двору. Такая гора имеет вид откинувшегося ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости вспять без гордости и высокомерия.

Высочайшая сосна стройна, она эталон для многих деревьев. Потому, когда размещаются в порядке лианы и ползучие растения, травки и деревья, то посреди их — она вождь, воодушевляющий и держащий в ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости послушании собственных подчиненных. Ее очертания подобны великодушному супругу. Такая сосна имеет вид мудреца, не беспокоящегося о нарушении ими запретов либо раздосадованного посрамлением с их стороны.

Горы при рассматривании их днем ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости одни, при рассматривании их вечерком другие. При рассматривании их в тени либо на свету они уже другие — это и есть то, что именуется различием их вида с утра и вечерком.

Вот одна гора ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости, но разве можно совместно с ней не изучить вид огромного количества других гор! Весной дымки и облака в горах стелются непрерывной вереницой, и люди отрадны. Летом горы великолепны, на их густая тень от деревьев ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости — люди безмятежно размеренны. Осенью горы прозрачно-светлые, точно качаются и падают, — люди строгие. Зимой горы укрыты черной темнотой — люди затаившиеся.

При рассматривании схожих картин у людей появляется такое чувство, что они ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости по сути находятся в горах. Это и есть смысл таких картин.

При виде белоснежных дорог в сероватой дымке на уровне мыслей идешь по ним. При виде света вечерней зари в реках, на равнинах ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости, на уровне мыслей наблюдаешь закат. При виде в горах отшельников и горных обитателей на уровне мыслей живешь совместно с ними. При виде скал с источниками в неприступных местах на ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости уровне мыслей бродишь посреди их. У людей, рассматривающих эти картины, появляется такое настроение, точно они по правде находятся в этих местах. Это и есть наружняя красота таких картин.

Гора — это большая вещь ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости: ее формы таковы, что она стремится возвыситься и выступить: то она желает стоять вкривь и вкось, то она стремится быть открытой и светлой, то желает вроде бы сесть, поджав ноги, то быть ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости широкой, как груда кирпичей, то быть прямой, то иметь геройский вид, то иметь душу, то строгую значимость, то стремится следить либо склоняться в поклоне, то стремится иметь на для себя покров, а понизу быть ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости двойной, то желает, чтоб впереди была опора, а сзади поддержка; то гора стремится, взглянув вниз, глядеть, точно будучи поблизости, то желает быть понизу либо торчать как палец. Все это величавые формы ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости гор.

Вода — это жива вещь. Ее формы такие — то она желает быть глубочайшей и размеренной, то слабенькой и скользящей, то большой, как океан, то свиваться в кольцо, то быть жирно-лоснящейся ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости, то бьющей фонтаном, то броситься стрелой, то разлиться многими источниками. Вода стремится то течь вдаль, то, став водопадом, вонзиться в небо, то в быстром броске войти в землю, она желает, чтоб ей были рады рыбаки ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости и довольны деревья и травки. Вода стремится стеснить дымки и облака и стать привлекательнее, она желает поблескивать на закате и в ручье равнины. Это все живы формы воды.

Для гор ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости воды — это жилы с кровью; травка, деревья — это их волосы; дымки, облачка — их цвет лица; потому горы, получившие воду, — живы; приобретшие травку и деревья, — расцветающие; получившие дымки и облачка, — прекрасные. Для ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости вод горы — это лицо; беседки, павильоны — это глаза с бровями; рыболовные сети и удочки — их души. Потому воды, получившие горы, — красивы; получившие беседки и павильоны, — светлы и отрадны; получившие сети и удочки, — обширно ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости текущие. Это и есть композиция гор-вод.

Горы — это кости неба и земли. Кости эти великодушны, крепки и выступают не из поверхности, а из глубины. Вода — это кровь неба и земли. Кровь великодушна ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости, она разливается всюду, и не застаиваясь и не сгущаясь.

Когда гора без дымков и облачков, то она как будто весна без цветов и травки. Гора без туч безобразна, гора без воды нехороша, гора ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости без дорог неживая, гора без лесов и деревьев мертвенная.

Что касается до 4 времен года, то любой из рассказов в канонических, философских и исторических книжках должен соответствовать собственному времени года ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости. Они должны быть таковы, что о их можно было бы сказать: если это весна, то это вид туч и дождика ранешней весной, ранешняя весна с оставшимся снегом, ранешняя весна с прояснением после снега либо дождика ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости, ранешняя весна с дымкой и дождиком. Если зимние тучи стремятся пролиться дождиком, то это вид ранешней и поздней весны.

Весной бывают — вешние горы на рассвете, вешние тучи, стремящиеся пролиться дождиком. Дымка и ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости темнота ранешней весной. Облака, выходящие из долин, полные горные ручьи и вешние заливные луга. Весной дождик и ветер становятся косым ветром и моросящим дождиком. Вешние горы светлы и красивы, облака ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости весной — как белоснежные журавли. Все это мотивы весны.

Летом бывают — ясные деньки в горах, прояснение после дождика в горах летом. Ветер и дождик в горах летом. Прогулка поутру в горах. Гостиница в ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости лесу в горах летом. Прогулка летом в горах под дождиком. Необычные горы в лесу в горах летом. Даль по равнине со горами и соснами в горах летом. После дождика в горах летом. Густые тучи ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости, стремящиеся разлиться дождиком. Ураган и ливень, также именуемые бурей и ливнем. Конец дождика в горах летом и уход туч. Дождик, брызжущий летом в равнинах с ручьями. Рассвет в горной равнине летом ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости. Ветер в дымке в горах летом. Пребывание в горах в летние деньки. Огромное количество красивых пиков в облаках летом. Все это мотивы лета.

Осенью бывает — погода после дождика сначала озари, прояснение ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости дали по равнине, о котором молвят — прояснение после дождика в горах осенью. Прояснение осенью после дождика с ветром. Осенние облака, спускающиеся до насыпей. Дымка осенью, идущая от долин. Ветер осенью, стремящийся перейти в ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости дождик, именуется западным ветром, несущим дождик. Ветер осенью, стремящийся нагнать моросящий дождик, также именуют западным ветром, несущим маленькой дождик. Туман и дымка в горах осенним вечерком. Мысль вечера в горах осенью ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости. Вечерний вид в горах осенью. Чистота далеких вод вдалеке по равнине в осенний вечер. Осенний вид вечерком в редчайших лесах. Осенний вид скал в лесах. Осенний вид дали по равнине со ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости горами и соснами. Все это мотивы озари.

Зимой бывают — тучи, несущие снег; густой снег в мгле. Снежная крупа в мгле. Снег, кружащийся под действием северного ветра. Маленький снег над горным ручьем. Снег ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости вдалеке над 4-мя потоками. Горная хижина после снегопада. В снегу хижина рыбака и лодка у причала. Торговцы вина, идущие по снегу вдаль. Даль по равнине с 4-мя ручьями либо прерывающиеся горные ручьи ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости вдалеке по равнине при снеге и ветре. Террасы с соснами под снегом. Ветер, завывающий в беседке над водами во время метели. Все это мотивы зимы.

Рассвет бывает — вешний либо осенний, рассвет с дождиком либо ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости со снегом, цвета рассвета с дымкой и туманами в горах, колер рассвета с осенней дымкой, колер рассвета с темнотой осенью. Все это мотивы рассвета.

Вечерком бывает — вечернее освещение гор весной, вечернее освещение после ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости дождика, вечернее освещение на остатнем снеге, вечерний вид редчайших лесов, дальний вид пологих рек, вечерний вид далеких вод. Во темноте и дымке в горах в сумерки монахи ворачиваются в скиты около ручьев ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости, путешественники идут в гостиницы. Все это мотивы вечера.

Сосны бывают — пара сосен, три, 5 либо 6 сосен, необычные сосны, многолетние деревья, старенькые деревья, необычные деревья, накренившиеся на берегах; многолетние деревья, склонившиеся в ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости обрывах, либо тонкие сосны — при взоре на их видишь, что это сосны. Все, поздравляя с деньком рождения, употребляют зеленоватые высочайшие сосны.

Горы бывают — необычные горы, горы со склонами и такие горы с ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости соснами, которые совмещают при всем этом и сосны и облака. Горы в лесах соединяются с лесами. Затейливы горы у реки Янцзы осенью, где на реке Янцзы цветочки осоки соединяются с камышами; ими ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости можно окружать реку, отрисовывать вдалеке и поблизости раздельно то осоку, то камыш.

Облака бывают — облака, выходящие из входа в равнины поперек других туч, белоснежные облака, выходящие из кручей, легкие облака на полях и горах ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости, сходящие хребты.

Дымки бывают — дымки, выходящие из равнины, стелясь пеленой. Это пелена небеленого тянущегося шелка из легких дымков в ровненьких лесах, в сумеречной темноте в горах. Дымки и туманы ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости в горах весной. Дымки и темнота в горах осенью.

Воды бывают — быстрый порыв ручьев со всех боков, быстрый порыв ручьев посреди скал и сосен, взлетающие над хребтами в облаках источники, водопады в ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости дождике и снегу, водопады в ручьях в дымке, стонущие пальмы в далеких водах, лодки с удочками на ручьях в облаках.

Смешанные сюжеты — это хижины рыбаков в деревнях около рек. Наблюдаемая с высоты прополка ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости полей. Севшие на песочной отмели гуси. Кабачок у моста через ручей, дровосеки у перил моста.

Люди в свете, задумываются, что картины создаются обычным движением кисти. Они не понимают, сколь многотрудно занятие ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости живописью. У Чжуан-цзы сказано: «Художник сбрасывает свои одежки и посиживает, скрестив ноги». Вот справедливое суждение о работе живописца! Мастер должен пестовать в собственном сердечко безмятежность и удовлетворенность. Его думы должны быть ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости покойными и гармоническими, ибо сказано: «пусть будет сердечко невозмутимым». Тогда все людские чувства и все характеристики вещей сами собой проявятся в сердечко и настолько же непроизвольно сойдут с кончика кисти на шелк.

Гу Кайчжи, живший ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости при династии Цзинь, выстроил для занятий живописью высшую башню. Он был, поистине, мудрейшим супругом древности. Если не делать так, то вдохновение не отыщет для себя выхода и потухнет бесплодно. Как сумеет тогда ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости живописец явить в собственных картинах суть вещей?

А почему в часы досуга я просматривал стихи эры Цзинь и Тан и порою находил в их потрясающие строчки, в каких высказаны вещи ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости, трогающие нас до глубины души, либо описаны картины, которые у каждого перед очами. Но если б я не посиживал длительно в покое перед светлым окном у незапятнанного столика, возжигая благовония, чтобы рассеять ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости все заботы, то даже наилучшие в мире стихи и глубочайшие думы не отыскали бы во мне отклика, а вдохновенные чувства и блистательные мысли не могли бы во мне родиться. Как можно ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости гласить, что живопись — легкое занятие? Когда обстановка созрела, сердечко и рука непроизвольно отзываются ей, и ты начинаешь работать, «чертя повдоль и поперек, чтоб отыскать середину, идя справа и слева к Одному Истоку ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости». И если в такое-то время вдруг заходит какой-либо пошлый человек и расстраивает твои мысли и чувства — тогда все пропало!

Я, Го Сыпин (2), лицезрел до этого, как отец работал над одной-двумя картинами. Бывало ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости и так, что он откладывал работу и не ворачивался к ней по 10 и даже 20 дней. Порою так бывало до 3-х раз. А дело в том, что не желал быть очень подверженным ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости своим желаниям. Не идти на поводу у собственных желаний — не есть ли это настоящая праздность духа? Когда же на него находило вдохновение, он работал, позабыв вообще обо всем. Если же ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости что-то отвлекало его от работы, он откладывал ее и не направлял на невнимания. Его отказ продолжать работу не означал разве, что он был очень отягощен заботами?

^ 2) Го Сыпин — отпрыск Го Си, прибавивший ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости к книжке отца свои личные заметки.

В денек, когда он был настроен работать, он садился за незапятнанный столик перед светлым окном, а справа и слева от себя возжигал благовония, выбирал наилучшие кисти ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости и тушь, мыл чисто руки и вычищал тушечницу, как будто ждал прихода почетаемого гостя. Потом он делал собственный дух праздным, приводил в порядок свои мысли и начинал работать. Не значит ли это, что ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости он не смел отнестись легкомысленно к собственному занятию? Он придумывал и делал эскизы, позже что-то добавлял и уточнял, повторяя один и тот же набросок опять и опять. И всякий раз он отрисовывал ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости свою картину с величайшей осторожностью, как будто остерегаясь ожесточенного неприятеля. Только так он доводил дело до конца. Не значит ли это, что он не осмеливался быть рассеянным и копотливым в собственной ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости работе?

Даос Ли Гуйчжэнь — человек необыкновенный, непонятно, из какого он уезда и деревни. Писал скотин, тигров, также соколов, пернатых, воробьев, тростник. Обладал необыкновенными помыслами. Одетый исключительно в халатик из холщовой ткани, прогуливался в ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости кабачки и к певичкам. Когда его спрашивали, почему он такой, он всякий раз открывал рот, засовывал туда кулак и не гласил. Правитель Лян-цзун призвал его и спросил: «Каков принцип Вашего Пути ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости?» Гуйчжэнь ответил: «Одежда тонка — потому люблю вино, выпью вина и защищусь от холода, напишу картину — расплачусь за вино. Не считая этого, ничего не умею». Лян-цзун не нашелся, что ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости сказать. Как-то он забрел в монастырь Синьгогуань в Наньчане. Там в зале Саньгуань была одна фигура, полая снутри, изготовленная при танском императоре Мин-хуане; стиль ее был искусно-тонок, но она пострадала от ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости голубиного помета. Тогда Гуйчжэнь нарисовал на стенке ястреба, и после чего голуби не садились [на фигуру]. Потомкам переданы картины: «Переправа через реку», «Пасущиеся коровы», «Буйвол», «Тигр», «Ястреб», «Дикие птицы в буковых зарослях ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости». Монах Цзэ Чжэнь из Юнцзя. Отлично писал сосны. Поначалу избрал плюсы всех школ и исследовал их, позже ему приснился сон, в каком он как будто проглотил несколько сотен драконов; и после чего ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости его заслуги стали вдохновенно-удивительными. От природы он обожал вино. Когда хмелел, прыскал на шелк тушью либо распылял краски по стенке. Когда он был трезвым, то добавлял и заполнял поверхность ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости тысячью, миллионами форм, странноватых и расчудесных. В один прекрасный момент он пил вино на рынке в Юнцзя и очень опьянел. Вдруг он увидел заштукатуренную стенку, взял блюдо, полотенце, опустил его в тушь ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости и стал прыскать стенку. На другой денек сделал несколько исправлений и добавлений, и вышли одичавшие ветки и сухие корешки. Все живописцы отдавали дань почтения его вдохновенной кисти.

Чжу Цзинсюань. Записки о прославленных художниках династии Тан

«Записи ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости о прославленных художниках династии Тан» («Танчао минхуа лу») — самый ранешний и в собственном роде традиционный монумент особенного жанра биографической литературы в древнем Китае: сборников жизнеописаний живописцев. Об создателе этой книжки ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости Чжу Цзинсюане понятно только, что он был родом из г. Сучжоу и состоял членом императорской академии Ханьлинь. Ряд косвенных указаний позволяют с определенностью утверждать, что «Записи...» были сделаны сначала 40-х годов IXв.

Значение ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости «Записей...» как исторического источника определено приемущественно 2-мя обстоятельствами. Во-1-х, эта книжка написана человеком, который жил немногим позднее большинства упоминаемых в ней лиц либо даже был их младшим современником, и к ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости тому же она предоставляет возможность посмотреть на общественную жизнь в танском Китае с необыкновенной точки зрения. Во-2-х, Чжу-Цзинсюань старательно следует как письменному, так и устному преданию, и его книжка ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости, таким макаром, очень точно охарактеризовывает принятые в те времена аспекты оценки произведений живописи, а попутно и многие особенности умонастроения той эры. Настолько же многообразно значение книжки Чжу Цзинсюаня как монумента эстетической мысли средневекового Китая ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости. Мы находим в ней традиционные определения существа живописи и художественного творчества в китайской традиции, подробные сведения об эстетическом эталоне и предметном содержании живописи в эру Чжу Цзинсюаня, достойные внимания данные об ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости публичном лице живописцев в танском Китае и пр.

У Даосюань, по прозвищу У Даоцзы, был родом из области Янди, смолоду осиротел, но небеса настолько щедро одарили его, что уже в молодые ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости годы он конкретно понял секреты живописи. После того как он поселился в Лояне, правитель Минхуан прослышал о нем и призвал во дворец. Сопровождая сударя на его пути в Лоян в эру Кайюань ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости (713—741), государь У свел знакомство с генералом Пэй Минем и советником Чжан Сюем. Все трое обладали недюжинным талантом. В один прекрасный момент генерал Пэй прислал в дар Даоцзы много золота и шелка и попросил его расписать ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости храм Тяньгунсы, построенный в честь не так давно скончавшегося родственника. У возвратил дары, ничего не взяв для себя, и произнес Миню: «Я издавна уже знаком с генералом Пэем. Если он ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости исполнит для меня танец с клинком, его милость поменяет мне плату, а его мужественный вид даст силы моей кисти». Засим Пэй Минь исполнил для У танец с клинком, хотя все еще носил траур ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости. Не успел он кончить, как У схватил кисть и одним ударом сделал роспись необычной красы, как будто ему помогали сами боги. Эта картина, на которую он своей рукою положил краски, находилась ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости в западном приделе храма. Советник Чжан Сюй тоже расписал одну из стенок. Ученые мужи и простолюдины тех мест гласили, что они за один денек сподобились узреть три непревзойденных заслуги.

У Даосюань нарисовал также ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости 5, святых властелин с тысячью чиновников для храма Сюаньюаньмяо. Совместно с убранством дворцовых построек эта роспись казалась величавым зрелищем, как будто летящий в облаках дракон, и навевала думы о творческой силе вселенной ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости. Об этой росписи Ду Фу произнес в собственных стихах: Их тесноватые ряды повергают в трепет весь мир. Их неземная краса сотрясает стенки храма.

В годы эпохи Тяньбао (742—755) правитель Минхуан в один момент предался ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости мемуарам о водах реки Цзялин-цзян на дороге в Шу и предоставил в распоряжение государю У почтовых лошадок, чтобы он сумел посетить те места и сделать зарисовки. Когда У возвратился ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости, правитель повелел показать изготовленное, но тот доложил: «Ваш слуга не привез с собой картинки, он все хранит в памяти». Потом ему было приказано нарисовать картину реки Цзя-линцзян в зале Величавого Единения, и ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости он за один денек нарисовал пейзаж, охвативший триста ли. В ту пору генерал Ли Сысюнь славился своими пейзажными картинами, ему тоже было приказано воссоздать вид реки Цзялинцзянн, и он отрисовывал его несколько месяцев ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости. Правитель Минхуан произнес: «И сделанное Ли Сысюнем за несколько месяцев, и сотворенное У Даоцзы за один денек являют верх совершенства». Еще государь У нарисовал в дворцовых залах 5 драконов, их чешуйчатые тела как ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости будто парили в вышине, и каждый раз, когда собирался дождик, от их исходил туман.

Когда мне доводилось созидать картины государя У, я всегда находил, что они не очень прекрасно отделаны. Но настоящий верх ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости совершенства — его работа кистью, настолько богатая цветами и исполненная неукротимой силы. Нередко бывало так, что он исполнял стенные росписи только тушью, и позже никто уже не смел нанести на ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости их цвета. Когда он отрисовывал ореол, он делал это всегда раскованно, одним движением.

В юности, когда я, Цзинсюань, приехал в столицу держать экзамены к жил в монастыре Лунсины, я встречал там старика ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости восьмидесяти с излишним годов по имени Инь, и тот старик поведал мне, как государь У отрисовывал ореол для божества на основных воротах храма Синшань. По его словам, зрители, пришедшие со всех концов ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости Чанъани, обступили его плотной массой, а чтоб нарисовать ореол, он поднял кисть и обрисовал ею круг с таковой силой, как будто разразился смерч, и все вокруг пошевелили мозгами, что ему помогают сами ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости боги. Еще я слышал от старенького монаха в храме Цзинъюньсы, что, когда государь У нарисовал в том храме картины ада, многие из видевших их мясников и рыбаков столицы так убоялись собственных прегрешений, что забросили свое ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости ремесло. Все его поучительные картины послужили эталонами для следующих поколений.

Чжан Цзао служил в должности второго секретаря, был человеком возвышенных манер и прославился своим литературным талантом. Он отрисовывал сосны, камешки, горы ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости и воды, и его картины высоко ценились в свете. В изображении сосен он в особенности затмил всех живописцев древности и современности. Он отлично обладал различными стилями рисования: в один прекрасный момент он взял ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости в руки сходу две кисти и сразу нарисовал ими две ветки — одну живую, а другую засохшую. Казалось, что дерево было так напоено жизнью, что оно возносилось над туманами и спорило ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости с бурей. Сложные сплетения линий и прихотливые узоры появлялись под его рукою вслед свободным странствиям его мыслей. Жива ветка была расцветающей и дышала вешней влагой, засохшая ветка была обнаженной, и от нее ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости веяло осенним ненастьем.

Его пейзажи были выписаны так, что в их и возвышенности, и низины поражали величавой красотой, а на пространстве в один-два чи (1) за далями раскрывались новые дали. Камешки на ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости его картинах были такими вытянутыми, что казалось — вот-вот перевернуться, а нарисованные им ключи как будто с звучным шумом вырывались из недр земли. Фронтальный план на его картинах выдавался так, что зритель как будто ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости наталкивался на неодолимую преграду, а задний план, казалось, достигал до самого края небес. Из сделанных им картин многие хранятся у любителей живописи. До настоящего времени в западном приделе храма Баоинсы можно ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости узреть нарисованный им пейзаж с камнями и соснами, там же есть и своими руками оставленная им надпись.

^ 1) Чи — мера длины, равная приблизительно 1/3 м.

Ван Цзай был родом из западных краев области ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости Шу, В эру Чжэньюань князь Вэй, правитель Шу, принял его как знатного гостя. Сделанные им картины гор и вод, сосен и камешков уводят за границы видимого. Они вдохновили Ду Фу на ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости стихи, гласящие: 10 дней отрисовывают один ручей, 5 дней отрисовывают один камень; Мастер не станет себя подгонять, Только так Ван Цзай оставит собственный подлинный след.

Я, Цзинсюань, как-то лицезрел в доме бывшего секретаря Си ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости Куя ширму, на которой государь Ван нарисовал два дерева у реки — сосну и кипарис. Вокруг деревьев опутался хмель, вверху устремляясь к небесам, понизу сбегая к воде. Бессчетные ветки и побеги тесновато переплелись меж собой ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости и все таки не производили воспоминания кавардака. Одни из их засохли, другие цвели, одни тянулись ввысь, другие клонились вниз. Листья наслаивались друг на друга тыщами рядов, ветки разбегались во все стороны. Такие ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости картины ценят знатоки, массе же осознать их тяжело. Еще я лицезрел в храме Синшаньсы написанные им на раскладных ширмах картины 4 времен года. Казалось, что комната одна вместила в себя ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости все богатства творения, какими они являются нам в переменах погоды и веренице сезонов.

Фэн Шаочжэн умело отрисовывал петухов, журавлей и драконов в воде, и люди поражались утонченности его картин. В годы эпохи Кайюань в столичной ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости области случилась большая засуха и в столице очень нуждались в дождике. Высшие сановники получили веление устроить молебны на горах и у водоемов, но небеса не откликнулись. Сударь в то время только ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости-только воздвиг павильон на берегу Драконьего пруда и отдал приказ Фэн Шаочжэну, служившему тогда надзирателем над дворцовыми мастерскими, изобразить драконов на всех 4 стенках павильона. Шаочжэн сначала нанес на стенки очертания драконов, придав ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости им таковой вид, как будто они вот-вот взлетят ввысь. Он еще не успел сделать работу даже наполовину, и вдруг вроде бы грозовое скопление сошло с кисти. Сударь и люди его свиты, стоявшие ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости у подножия стенок, увидали, что чешуя драконов увлажнилась. Не успел живописец нанести цвета, как с карниза слетел белоснежный дракон и пропал в водах пруда. В тот же миг поднялись огромные волны ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости и небеса потемнели, а позже на очах у нескольких сотен человек белоснежный дракон вынырнул из воды и вознесся на струях испарений под самые небеса. Темные тучи заволокли небосклон, и разразилась гроза. До того ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости как завершился денек, сладкая влага покрыла всю землю.

Его окрестили Ван-тушь, а каково было его истинное имя и откуда он был родом, неизвестно. Рисуя пейзажи, он умело разбрызгивал ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости тушь, и поэтому люди окрестили его Ван-тушь. Много лет провел он в странствиях посреди рек и озер на юге и без утомились отрисовывал виды гор и вод с камнями и различными деревьями ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости. По натуре он был очень необуздан и обожал пить вино. Когда на него нападала охота отрисовывать, он поначалу напивался допьяна, а позже прыскал тушь, смеясь и напевая. Он размазывал тушь ногой либо тер ее ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости рукою, размашисто водил кистью либо скреб ею по картине, то добиваясь бледноватых цветов, то сгущая тона. Позже он, следуя приобретенным контурам, выписывал горы и камешки, облака и потоки. Его рука отзывалась воображению ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости так чутко, как будто он соеденился воедино с творческой силой мироздания. Окутанный божественным вдохновением, он воссоздавал на собственных картинах облака и туманы и, разводя пятна туши, живописал ветер и дождик. Если всмотреться ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости в его картины, не обнаружишь ни мельчайших следов грязищи от туши, и все находят это замечательным. В конце эпохи Чжэньюань Ван-тушь погиб в Жуньчжоу. Когда несли его гроб, он ВСЕ РАДОСТИ ЖИЗНИ - Сердце китайской мудрости казался совершенно пустым. Молвят, что Ван-тушь перевоплотился в небожителя.



vse-uchastniki-poluchayut-diplomi-konkursa-prizeri-i-pobediteli-v-nominaciyah-solo-i-dueti-nagrazhdayutsya-medalyami-podarki-ot-partnerov-i-sponsorov.html
vse-uchitelya-mudrosti-materializuyut-svoi-ashrami-oktyabr-82.html
vse-ushli-na-front-vladimir-visockij.html