Всего лишь деревня - Корнелия Функе Чернильная смерть

^ Всего только деревня

Ветер потоками мрака хлестал по вершинам крон.

Луна в облаках мерцала, как призрачный галеон.

Дорога змеей серебрилась на лоне пурпуровых болот,

И скачет разбойник опять,

^ Он скачет и скачет опять Всего лишь деревня - Корнелия Функе Чернильная смерть,

Вот прискакал он опять к таверне и встал у ворот.

Альфред Нойес. Разбойник 2


Феи уже начали собственный танец — их стайки вились меж деревьями, на лазуревых крылышках дрожали звездные блики. Мо лицезрел, как Темный Царевич Всего лишь деревня - Корнелия Функе Чернильная смерть с опаской посмотрел на небо. Оно было совершенно темным, темнее близлежащих бугров, но феи никогда не ошибались. Только приближение утра могло выманить их из гнезд в такую прохладную ночь Всего лишь деревня - Корнелия Функе Чернильная смерть, а деревня, чей сбор разбойники пришли выручать, лежала в небезопасной близости от Омбры.

Десяток бедных лачуг, тощие каменистые поля вокруг и стенка, способная приостановить разве что малыша, но уж никак не бойца, — вот и все Всего лишь деревня - Корнелия Функе Чернильная смерть. Деревня, каких много. 30 дам, оставшихся без мужей, и приблизительно столько же деток без отцов. В примыкающем селе бойцы нового наместника два денька вспять забрали весь сбор. Туда разбойники запоздали Всего лишь деревня - Корнелия Функе Чернильная смерть. А тут еще было что выручать. Вот уже несколько часов они копали подземные укрытия, демонстрировали дамам, как упрятать под землей скот и запасы…

Силач приволок последний мешок наскоро выкопанной картошки. Его грубое лицо Всего лишь деревня - Корнелия Функе Чернильная смерть побагровело от напряжения. Таким же красноватым оно бывало во время драки либо когда Силач напивался. Совместно они спустили мешок в тайник, выкопанный за полем. Жабы на близлежащих буграх расквакались во всю Всего лишь деревня - Корнелия Функе Чернильная смерть глотку, как будто поторапливая новый денек. Мо накрыл тайник корзинкой из ветвей, чтоб его не отыскали бойцы и собиратели налогов. Часовые, стоявшие у заезда в деревню, подавали тревожные знаки. Они тоже увидели Всего лишь деревня - Корнелия Функе Чернильная смерть фей. Да, пора было уходить, ворачиваться в Непролазную Чащу, до сего времени накрепко укрывавшую разбойников, сколько бойцы ни прочесывали лес по приказу нового наместника. Вдовы Омбры окрестили его Зябликом — подходящее прозвище для тщедушного Всего лишь деревня - Корнелия Функе Чернильная смерть шурина Змееглава. Но этот заморыш был ненасытно скупен до добра собственных подданных, даже самых бедных.

Мо провел рукою по лицу. До чего же он утомился! Практически не спал в последние деньки. Очень много Всего лишь деревня - Корнелия Функе Чернильная смерть было вокруг деревень, куда не сегодня-завтра могли нагрянуть бойцы.

«У тебя усталый вид», — произнесла вчера Реза, проснувшись рядом с ним. Она и не подозревала, что он лег только на Всего лишь деревня - Корнелия Функе Чернильная смерть рассвете. Пришлось сказать, что ему снились дурные сны и что от бессонницы он уходил в мастерскую, переплетал листы с ее рисунками — портретами фей и стеклянных человечков. Неплохо бы и сейчас Реза и Мегги Всего лишь деревня - Корнелия Функе Чернильная смерть еще спали, когда он возвратится на заброшенный хутор, где поселил их Темный Царевич, — в часе ходьбы на восток от Омбры, подальше от той стороны, где все еще владычествовал Змееглав, бессмертный благодаря переплетенной Мо Всего лишь деревня - Корнелия Функе Чернильная смерть книжке.

«Скоро, — задумывался Мо, — скоро его бессмертие кончится»! Но он говорил эту фразу уже издавна, а Змееглав все еще был бессмертен.

К нему неуверенно шла девченка. Сколько ей лет? 6? Семь? Прошло много времени Всего лишь деревня - Корнелия Функе Чернильная смерть с того времени, как Мегги была таковой вот малышкой. Девченка смущенно тормознула в шаге от него.

Из мглы вышел Хват и заговорщически подмигнул ребенку:

— Ага, гляди-гляди! Это и взаправду Всего лишь деревня - Корнелия Функе Чернильная смерть он! Перепел. Детей вроде тебя он обычно ест на ужин.

Хват обожал такие шуточки. Мо подавил желание сказать ему грубость. Девченка была светловолосая, как Мегги.

— Не слушай этого дурачины! — шепнул он, наклоняясь к Всего лишь деревня - Корнелия Функе Чернильная смерть ней. — Что это ты не спишь, когда все дремлют?

Девченка обширно раскрыла глаза, ухватилась за его рукав и потянула ввысь, пока не показался шрам. Шрам, о котором рассказывалось в песнях…

Ребенок смотрел Всего лишь деревня - Корнелия Функе Чернильная смерть на него не отрываясь, с той консистенцией благоговения и ужаса, которую Мо так нередко лицезрел сейчас в обращенных на него взорах. Перепел.

Девченка побежала назад к мамы. Мо выпрямился. Когда Всего лишь деревня - Корнелия Функе Чернильная смерть начинал ныть шрам на том месте, куда вошла пуля Мортолы, ему казалось, что через это отверстие и просочился в него Перепел — разбойник, которому Фенолио отдал лицо и имя. Либо он всегда был частью Всего лишь деревня - Корнелия Функе Чернильная смерть Мортимера, дремавшей снутри, пока ее не пробудил мир Фенолио?

Когда они приносили в голодающие деревни мясо либо мешки с зерном, украденные у управляющих Зяблика, дамы, бывало, подходили и целовали ему руки. «Идите к Черному Всего лишь деревня - Корнелия Функе Чернильная смерть Царевичу, его благодарите», — гласил он. Но Царевич только хохотал. «Заведи для себя медведя, — гласил он, — тогда они от тебя отстанут».

В одной из лачуг зарыдал ребенок. Мрак равномерно окрашивался розовым Всего лишь деревня - Корнелия Функе Чернильная смерть. И здесь Мо услышал стук подков. Наездники, не меньше 10-ка, а то и больше. Как стремительно слух обучается осознавать звуки, куда резвее, чем глаза — разбирать буковкы. Стайки фей одномоментно рассеялись. Дамы Всего лишь деревня - Корнелия Функе Чернильная смерть заголосили и кинулись к лачугам, где спали детки. Рука Мо сама собой потянулась к клинку, будто бы он всю жизнь им действовал. Это был все тот же клинок, оккупированный из Дворца Ночи, — наследие Пламенного Всего лишь деревня - Корнелия Функе Чернильная смерть Лиса.

Рассвет.

Молвят же, что они всегда являются на заре, так как им нравится кровавая каемка на небе. Остается возлагать, что они пьяны после многочасового пира, какие любит задавать их владелец.

Царевич Всего лишь деревня - Корнелия Функе Чернильная смерть подозвал разбойников к стенке, окружавшей деревню. Не стенка, а одно заглавие — несколько рядов плоских камешков высотой по пояс. Лачуги тоже не могли служить укрытием. Медведь фыркнул и заревел, и здесь же Всего лишь деревня - Корнелия Функе Чернильная смерть из мрака выступили фигуры: полтора 10-ка всадников с новым гербом Омбры на груди — василиск на красноватом фоне. Естественно, они не ждали повстречать тут парней. Рыдающих дам, кричащих деток — это да, но никак не парней Всего лишь деревня - Корнелия Функе Чернильная смерть, к тому же вооруженных. От удивления они придержали жеребцов.

Да, они пьяны. Означает, не сумеют двигаться стремительно.

Наездники колебались недолго. Они уже сообразили, что перед ними всего только бродяги в лохмотьях, без Всего лишь деревня - Корнелия Функе Чернильная смерть доспехов и к тому же пешие.

Глупцы. В бою принципиально не только лишь снаряжение. Но они отправятся на тот свет, так и не успев этого понять.

«— Всех! — осипло шепнул Всего лишь деревня - Корнелия Функе Чернильная смерть Хват на ухо Мо. — Мы должны уничтожить всех до 1-го, Перепел! Надеюсь, твое нежное сердечко это осознает. Если хоть один возвратится в Омбру, завтра от этой деревни остается груда пепла».

Мо кивнул. Будто бы он Всего лишь деревня - Корнелия Функе Чернильная смерть сам не знает…

Послышалось пронзительное ржание — наездники двинули жеребцов на разбойников. Мо опять ощутил — как тогда, на Змеиной горе, когда вонзил клинок в Насту, — хладнокровие, ледяной холод в крови. Он был на Всего лишь деревня - Корнелия Функе Чернильная смерть данный момент холоден, как иней на травке под ногами, и если страшился чего-то, то только себя. И здесь раздались клики. Стоны. Кровь. Стук собственного сердца — громкий, обезумевший. Рубить и колоть, вытаскивать Всего лишь деревня - Корнелия Функе Чернильная смерть клинок из чужой плоти, ощущать на одежке воду чужой крови, созидать искаженные ненавистью (а может быть, ужасом?) лица. К счастью, под шлемами практически ничего не разобрать. Многие бойцы были совершенно Всего лишь деревня - Корнелия Функе Чернильная смерть юнцами. Раздробленные руки и ноги, разрубленные тела. Берегись, он сзади! Убей его. Стремительно. Ни один не должен уйти.

Перепел.

Один из боец шепнул это имя, когда Мо втыкал в него клинок Всего лишь деревня - Корнелия Функе Чернильная смерть. Может быть, в последнюю секунду он задумывался о заслуге, которую дали бы ему в Омбре за труп Перепела, — куче средств, сколько не награбишь за целую солдатскую жизнь. Мо вынул клинок из его Всего лишь деревня - Корнелия Функе Чернильная смерть груди. Они явились сюда без панцирей. К чему панцири против дам и деток? Как холодно становится от убийства, жутко холодно, хотя кожа пылает и кровь бурлит, как в лихорадке.

Да, они перебили Всего лишь деревня - Корнелия Функе Чернильная смерть их всех и скинули трупы со склона. В лачугах стояла мертвая тишь. Двое убитых были из их рядов. Кости товарищей смешаются сейчас с костями противников. Хоронить их было некогда.

Темный Царевич был Всего лишь деревня - Корнелия Функе Чернильная смерть ранен в плечо. Плохая рана. Мо перевязал его, как мог. Медведь посиживал рядом и с опаской косился на функцию. Из лачуги вышел ребенок — та девченка, что рассматривала его шрам. Издалече она была очень похожа Всего лишь деревня - Корнелия Функе Чернильная смерть на Мегги. Мегги, Реза — лишь бы они еще спали, когда он возвратится. А то как он растолкует им кровь на одежке? Столько крови…

«Когда-нибудь ночи заслонят собой деньки, Мортимер», — задумывался он. Кровавые Всего лишь деревня - Корнелия Функе Чернильная смерть ночи — и мирные деньки. Деньком Мегги демонстрировала ему все, что обрисовывала словестно в застенке Дворца Ночи: русалок с чешуйчатой кожей в заросших лилиями прудах, следы издавна исчезнувших гигантов, цветочки, ласковым шепотом откликавшиеся Всего лишь деревня - Корнелия Функе Чернильная смерть на прикосновение, деревья, достававшие до самого неба, кикимор, в один момент появлявшихся из-под коряг… Мирные деньки. Кровавые ночи.

Лошадок они увели с собой и попытались, по способности, замести Всего лишь деревня - Корнелия Функе Чернильная смерть следы побоища. К прощальным благодарностям дам примешивался ужас. Они своими очами лицезрели, что их заступники могут убивать не ужаснее, чем неприятели.

Хват и разбойники возвратились в лагерь. Практически каждый денек они переносили его на новое Всего лишь деревня - Корнелия Функе Чернильная смерть место. На данный момент он размещался в черном овраге, куда даже деньком практически не проникал свет. Решено было отправить за Роксаной, чтоб она занялась ранеными. А Мо отправился туда, где Всего лишь деревня - Корнелия Функе Чернильная смерть спали Реза и Мегги, на заброшенный хутор, который нашел для их Царевич, так как Реза не желала жить в разбойничьем лагере, ну и Мегги после длительных скитаний томилась по домашнему комфорту.

Темный Царевич Всего лишь деревня - Корнелия Функе Чернильная смерть отправился проводить Мо, как это нередко бывало. «Конечно, не пристало Перепелу ходить без свиты!» — ехидно увидел Хват. Мо чуть ли не стащил его с жеребца за эти слова — кровь у Всего лишь деревня - Корнелия Функе Чернильная смерть него еще не остыла после битвы, — но Царевич его удержал.

Они спешились. Путь был неблизкий, в особенности для таких измученных пешеходов, но всадников легче выследить. А рисковать безопасностью хутора было нельзя — ведь там Мо оставлял Всего лишь деревня - Корнелия Функе Чернильная смерть самое драгоценное.

Дом и полуразвалившиеся хлев с конюшней появились из-за деревьев так в один момент, как будто кто-то случаем их здесь обронил. От полей, которые когда-то кормили хутор, не Всего лишь деревня - Корнелия Функе Чернильная смерть осталось и следа. Издавна заросла и дорога к наиблежайшей деревне. Все впитал лес. Тут его не называли Непролазной Чащей, как к югу от Омбры. Тут у леса было столько имен, сколько деревень Всего лишь деревня - Корнелия Функе Чернильная смерть вокруг: Лес Фей, Черный лес, Кикиморовый лес. Те места, где пряталось гнездо Перепела, называли Жаворонковым лесом — так, во всяком случае, утверждал Силач.

«Жаворонковый лес? Чушь какая! Силач все именует птичьими именами. У Всего лишь деревня - Корнелия Функе Чернильная смерть него даже феи зовутся по птицам, хотя они птиц вытерпеть не могут! — возражала Мегги. — Баптиста гласит, что это Светлячковый лес». И правда, столько светлячков и пламенных эльфов больше нигде не Всего лишь деревня - Корнелия Функе Чернильная смерть узреешь! А ночами здесь еще всякие светящиеся жуки на деревьях…

Вроде бы ни именовался лес, Мо каждый раз с новым удовольствием погружался в его покой. Да, в Чернильном мире было и это Всего лишь деревня - Корнелия Функе Чернильная смерть, а не только лишь бойцы Зяблика. 1-ые лучи утра пробивались через ветки деревьев, обрызгивая стволы бледноватым золотом; феи танцевали, как будто хмельные, в прохладных лучах осеннего солнца, залетая медведю на лохматую рожу Всего лишь деревня - Корнелия Функе Чернильная смерть, пока тот не хлопнул по назойливому рою лапой; Царевич изловил одну из вертлявых крошек и, улыбаясь, поднес к уху, как будто пытаясь разобрать, о чем верещит этот пронизывающий голосок.

А в другом Всего лишь деревня - Корнелия Функе Чернильная смерть мире тоже было так? Удивительно, но вспомнить не выходило. Была ли его прежняя жизнь так полна сводящих с мозга контрастов: тьмы и света, беспощадности и красы — одурманивающей, чарующей красы, заставляющей запамятовать Всего лишь деревня - Корнелия Функе Чернильная смерть вообще обо всем?

Хутор круглые сутки охраняли люди Темного Царевича. Сейчас вахту нес Гекко. Он с недовольной миной вышел им навстречу из полуразвалившегося хлева. Гекко был подвижным небольшим человечком с очами чуток Всего лишь деревня - Корнелия Функе Чернильная смерть навыкате, вправду схожий на ящерку, за что и получил свое прозвище. На плече у него посиживала ручная ворона. Этих птиц Царевич время от времени использовал как почтальонов, но в главном они крали Всего лишь деревня - Корнелия Функе Чернильная смерть для Гекко на рынке. Mo всегда поражался, как много они могли унести в клюве.

Гекко побледнел, лицезрев кровь на их одежке. Но если тьма Чернильного мира и обхватит заброшенный хутор, то еще не сейчас.

Мо Всего лишь деревня - Корнелия Функе Чернильная смерть, спотыкаясь от вялости, шагнул к колодцу. Царевич, тоже совершенно измученный, взял его под локоть.

— Мы сейчас еле ноги унесли, — произнес он чуток слышно, как будто опасаясь спугнуть обманчивый покой. — Если мы Всего лишь деревня - Корнелия Функе Чернильная смерть не станем осторожнее, в последующей деревне нас уже будут поджидать бойцы. За стоимость, которую Змееглав провозгласил за твою голову, можно приобрести всю Омбру. Я и на своих-то людей не могу сейчас полностью Всего лишь деревня - Корнелия Функе Чернильная смерть положиться, а в деревнях тебя выяснят даже детки. Может быть, для тебя стоит какое-то время отсидеться тут?

Мо разогнал фей, вившихся над колодцем, и стал спускать древесную бадью Всего лишь деревня - Корнелия Функе Чернильная смерть.

— Ерунда. Тебя они тоже выяснят.

Вода в глубине колодца блестела, как будто там спряталась от наступавшего денька луна. «Точно колодец перед хижиной Мерлина, — помыслил Мо, ополаскивая лицо прохладной водой. — Того гляди, мне Всего лишь деревня - Корнелия Функе Чернильная смерть на плечо взлетит Архимед, а из леса, пошатываясь, выйдет заблудившийся Варт…»

— Ты что улыбаешься? — Темный Царевич стоял, прислонившись к колодцу, а медведь, сопя, валялся по влажной от росы травке.

— Вспомнил одну историю, которую читал когда Всего лишь деревня - Корнелия Функе Чернильная смерть-то. — Мо поставил перед медведем бадью с водой. — Расскажу как-нибудь на досуге. Очень отменная история, только конец у нее грустный.

Царевич покачал головой и провел ладонью по усталому лицу.

— Если у Всего лишь деревня - Корнелия Функе Чернильная смерть нее грустный конец, то лучше не рассказывай.

Гекко караулил спящий хутор не один. Мо улыбнулся, лицезрев выходящего из хлева Баптисту. Баптиста предпочитал разбою мирные занятия, и посреди людей Царевича Мо в Всего лишь деревня - Корнелия Функе Чернильная смерть особенности привязался к нему и к Силачу. Ему легче было уходить ночами, когда охранять сон Резы и Мегги оставался кто-то из этих двоих. Баптиста как и раньше выступал скоморохом на Всего лишь деревня - Корнелия Функе Чернильная смерть рынке, хотя у зрителей издавна не было для него излишнего гроша.

— Надо ж им хоть время от времени повеселиться! — отвечал он, когда Хват дразнил его за это.

Свое рябое лицо он обожал прикрывать Всего лишь деревня - Корнелия Функе Чернильная смерть самодельными масками — то рыдающими, то смеющимися, глядя по настроению. Но на данный момент, подойдя к колодцу, он протянул Мо не маску, а сверток темной ткани.

— Привет для тебя, Перепел! — произнес он с Всего лишь деревня - Корнелия Функе Чернильная смерть низким поклоном, каким обычно приветствовал публику. — Прости, что затянул с твоим заказом. Нити у меня кончились. С ними в Омбре сегодня плохо, как и со всем остальным, но, к счастью Всего лишь деревня - Корнелия Функе Чернильная смерть, Гекко, — он отвесил поклон в сторону товарища, — послал одну из собственных черноперых приятельниц, и она стащила пару катушек у 1-го из торговцев, которым благодаря нашему новенькому наместнику как и раньше живется хорошо Всего лишь деревня - Корнелия Функе Чернильная смерть.

— Черное платьице? — Царевич вопросительно поглядел на Мо. — Для чего?

— Это наряд переплетчика. Я ведь по сути переплетчик, не запамятовай! К тому же темная одежка хороша для ночных вылазок. В ней легче слиться с Всего лишь деревня - Корнелия Функе Чернильная смерть мглой. Пожалуй, это, — он стянул с себя перепачканную кровью рубаху, — тоже нужно покрасить в темный цвет. А то, боюсь, носить ее уже нельзя.

Царевич вдумчиво поглядел на него:

— Не упрямься, послушай меня Всего лишь деревня - Корнелия Функе Чернильная смерть! Не выходи пока отсюда. Забудь на время большой мир, как мир запамятовал этот хутор.

Черное лицо выражало такую заботу, что Мо был тронут. На мгновение ему захотелось возвратить Баптисте темный сверток Всего лишь деревня - Корнелия Функе Чернильная смерть — но только на мгновение.

Когда Царевич ушел, Мо переоделся в обнову, а окровавленную рубаху упрятал в мастерской, которую оборудовал в бывшей пекарне. Темная одежка посиживала идеально. Мо тихо прокрался в дом. В незастекленном окне Всего лишь деревня - Корнелия Функе Чернильная смерть забрезжил 1-ый луч утра.

Мегги с Резой и взаправду еще спали. В комнату Мегги залетела фея. Мо шепнул несколько слов — и она села ему на руку. «Вы только посмотрите, — говаривал Хват, — даже эти Всего лишь деревня - Корнелия Функе Чернильная смерть дуры-феи не могут устоять перед его голосом. Что ж он на меня-то не действует?» Мо поднес фею к окну и выпустил наружу. Прикрыл плечи Мегги одеялом, как делал в Всего лишь деревня - Корнелия Функе Чернильная смерть ту пору, когда они были одни на свете, и посмотрел в ее лицо. Во сне она казалась еще ребенком, а деньком — уже практически взрослой. Мегги шепнула во сне: «Фарид». 1-ая любовь — это Всего лишь деревня - Корнелия Функе Чернильная смерть взрослость?

— Где ты был?

Мо вздрогнул. В дверцах стояла Реза, протирая сонные глаза.

— Смотрел, как феи пляшут в утренних лучах. Скоро они закончат вылетать из гнезд — ночи уже прохладные.

Это, естественно, правда, хотя Всего лишь деревня - Корнелия Функе Чернильная смерть и не вся. А длинноватые рукава темного платьица закрывали рану над запястьем.

— Пойдем отсюда, а то мы разбудим нашу взрослую дочь.

Он потянул ее за собой в их спальню Всего лишь деревня - Корнелия Функе Чернильная смерть.

— Что это на для тебя насажено?

— Костюм переплетчика. Мне его сшил Баптиста. Темный, как чернила. Отлично посиживает, правда? Я попросил его сшить чего-нибудть тебе и для Мегги. Для тебя скоро пригодится новое платьице Всего лишь деревня - Корнелия Функе Чернильная смерть.

Он положил руку ей на животик. Еще ничего не приметно. Ребенок, зачатый в другом мире, но увиденный исключительно в этом. Реза произнесла ему всего неделю вспять.

— Ты кого бы желал — мальчугана Всего лишь деревня - Корнелия Функе Чернильная смерть либо девченку?

— А разве меня спрашивают? — откликнулся он, пытаясь представить, каково это будет: опять ощутить в ладошки детские пальчики, до того крохотные, что чуть могут обхватить его большой палец. Как раз впору — ведь Всего лишь деревня - Корнелия Функе Чернильная смерть Мегги на очах становится взрослой.

— Меня тошнит всегда. Поеду завтра к Роксане — наверное она знает какое-нибудь средство.

— Конечно! — Мо обнял супругу.

Мирные деньки. Кровавые ночи.






vsegda-li-nuzhna-bebi-joga.html
vsegda-otvechajte-na-vopros.html
vsegda-razigrivaemie-ruki.html